Sherlie (sherlie) wrote,
Sherlie
sherlie

Category:

Ко дню танца

Сегодня всемирный день танца (да-да, сегодня, ну и пусть астрономически в городе И уже 30 апреля, а у меня пока ещё нет).

И по этому поводу я желаю выложить некоторые практически черновики, которые пока даже ещё не встали на своё законное место в истории. Они были записаны специально к дате.

Note: во-первых, это, как я уже сказала, практически черновики, во-вторых - нет, они не будут стоять в тексте подряд, и в-третьих - история на самом деле вовсе не о том. Но судьба такая, и уже третий публично выложенный отрывок про это самое, то есть про танцы.



* * *

Воскресный вечер Элоиза всегда оставляла для разных важных и нужных дел - разобрать и приготовить одежду на следующую неделю, вымыть голову и высушить волосы, позвонить тем родственникам, с кем давно не разговаривала, дочитать неделю назад начатую книгу. И когда к ней вдруг зашёл Себастьен, она как раз убрала со всех поверхностей спальни и гардеробной грязную одежду, повесила на стойку костюм и блузку на завтра, и собиралась читать и расчёсывать волосы. Так его и встретила - босиком, с распущенными влажными волосами, без косметики, в старых-удобных джинсах и майке.
- Добрый вечер, Элоиза, - улыбнулся он ей, как ни в чём не бывало. - Хотите вальса?
- Вальса? - удивилась она.
- Да.
- Сейчас?
- Именно.
- Я всегда хочу вальса, но… - она ничего не понимала.
- Тогда идёмте, - он кивнул на дверь.
- Куда? В город?
- Нет, - рассмеялся он, - выходить на улицу не нужно.
- Это вы вспомнили ту свою странную мысль? - нахмурилась она.
Вот ведь! Он, конечно, может и не такое придумать…
- Ничего подобного, это не я. Я всего лишь проходил мимо. Пойдёмте.
- Но я не готова куда-либо идти!
- А как же вальс?
- И у меня мокрая голова.
Он коснулся её волос.
- Не такая уж и мокрая. Высохнет по дороге.
- Но обувь-то нужно взять!
Элоиза метнулась в гардеробную, надела другие джинсы и другую футболку, накрасила ресницы, обулась, подхватила мешочек с джазовками и выскочила в прихожую.
- Вы готовы? Отлично, - он придержал ей дверь.

* * *

Они спустились на первый этаж. Люди толпились недалеко от входа в обеденную залу, звучала музыка, в самом деле - вальсовая.
Оказывается, музыка доносилась из помещения, соседнего с обеденной залой, Элоизе ни разу не довелось бывать там, двери обычно были закрыты. Она заглянула внутрь - большой зал, абсолютно пустой, только несколько стульев вдоль стен, и на некоторых из них сидят, а на свободном пространстве несколько пар танцуют вальс. Точнее, пытаются.
Там были сотрудники службы безопасности - десяток или больше, несколько компьютерщиков, пара молодых людей из финансового отдела и девушки из самых разных служб. Похоже, что не все отваживались выйти и попробовать - кто-то сидел, а кто-то нерешительно заглядывал через двери.
Внутри невидимый танцмейстер уверенным голосом отсчитывал такты.
- Что это? - спросила донельзя удивлённая Элоиза у Себастьена.
- Понятия не имею. Но думаю, что мы тоже можем туда пойти и танцевать.
- Хорошо, только я переобуюсь, - она села на свободный стул у двери, вытряхнула из мешочка джазовки и принялась переобуваться.
Их заметили, здоровались, на её непросохшие распущенные волосы смотрели широко раскрытыми глазами.
Тем временем трек в зале закончился, уверенный голос сказал, чтобы все поклонились партнёрам, а потом кавалеры продвинулись на одну даму по ходу танца. Себастьен заглянул в залу и тут же был пойман.
- Монсеньор, отлично, что вы вернулись, вы нам очень нужны. Становитесь сюда, - сообщил тот же уверенный голос.
- Минутку, маэстро Фаустино. Не могли бы вы включить ещё какой-нибудь вальс? А остальные пусть практикуются тем временем.
- Но, - начал было невидимый Элоизе маэстро, однако его перебил радостный голос Гаэтано.
- Могли бы, монсеньор, сейчас, сию минуту!
Специально или нет - но вальс выпал тот же самый, что достался им в прошлом месяце в Сан-Валентини. Себастьен вышел и поклонился, она сделала аккуратный реверанс и подала ему руку.
Они вошли в залу, встали в пару… и дальше в мире не осталось ничего, кроме них и музыки. Сегодня обувь не мешала, и можно было лететь по паркету, не задумываясь ни о чём. Они и летали, вращались то в одну, то в другую сторону, он крутил её под рукой, она улыбалась и крутилась, неприбранные волосы летали вокруг. Скорость музыки увеличивалась, а в конце они снова завертелись на месте, но сегодня она не сканировала зданий в поисках ненадёжных сотрудников, и с головой всё было в порядке. Элоиза устояла на ногах, поклонилась с улыбкой, потом он развернул её наружу.
Хотелось как минимум поцеловаться, но требовалось держать лицо.
Зрители (а никто больше не танцевал, все радостно сели у стен кто на стулья, а кто прямо на пол) повскакивали, обступили их, орали и хлопали. А от колонок к ним протискивался невысокий, плотный и лысый мужчина.
- Да пропустите же, черти! Монсеньор, вы совершенно правильно привели сюда эту даму, нам очень нужна такая дама! - заявил он, видимо, это и был маэстро Фаустино.
Ему тут же сообщили, что это донна Эла и что она танцует круче всех в этом доме.
- Эй, отстаньте-ка все, это я обещал госпоже де Шатийон вальс! - Марни строго глянул на окружающих, они, на всякий случай, немного отодвинулись.
- Монсеньор, послушайте! Умелые танцоры у нас на вес золота, понимаете? Мне поставили задачу - подготовить людей за месяц с небольшим, это очень сложно, но возможно, и каждый, понимаете, каждый, кто умеет танцевать хотя бы вальс, должен нам помочь! - заявил маэстро Фаустино.
- А кто кого и куда готовит? - поинтересовалась Элоиза.
Вправду, что происходит-то?
- Госпожа де Шатийон, - вкрадчиво сказал Гаэтано, - вы ведь помните, что у его высокопреосвященства скоро юбилей?
- Да, конечно, но как это связано?
- А вы знаете, что его высокопреосвященство отлично танцует вальс?
- Впервые слышу, - удивилась Элоиза.
Хотя она, конечно, помнила по рождественскому вечеру, что Шарль - отличный танцор.
- И мы решили сделать для него нечто приятное - ведь если наши люди в массе своей научатся танцевать вальс, то мы сможем подготовить не просто юбилейный банкет, но праздник с приличными и достойными танцами! - сверкал глазами Гаэтано. - Для этого мы нашли и пригласили маэстро Фаустино - ведь он проводит настоящие балы!
- Настоящие балы, значит, - усмехнулась Элоиза.
- Да! Ведь вы с монсеньором поможете нам?
- Гаэтано прав, монсеньор, - маэстро Фаустино наконец-то докатился до них. - Нам нужен каждый умелый танцор! И прекрасная танцующая дама нам тоже нужна! Скажите, сударыня, вы чем-то регулярно занимаетесь?
- Классикой. И немного танцую барокко.
- Это великолепно! Человек, который танцует менуэт и сарабанду, уж конечно справится с неумелым партнёром в вальсе! И поэтому я прошу вас сейчас остаться с нами. И монсеньора тоже!
Он был экспрессивен и заразителен, и Элоизе стало любопытно. И они остались.
Маэстро Фаустино построил всех в пары и принялся считать - раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три… Они с Себастьеном отошли к дверям и наблюдали оттуда. Кто-то двигался уверенно, кто-то не очень, но на вальс это пока было не слишком похоже.
Рядом с ними ссорились Гаэтано и Кьяра - у них ничего не получалось. То есть получалось, и даже получше, чем у многих - они, по крайней мере, проворачивались и временами попадали в такт.
- Доворачивайся, кому говорю! - шипела Кьяра. - У меня сил не хватает твою тушу провернуть!
- Так уж и тушу, конечно! Сама-то мастер, можно подумать! - бурчал в ответ Гаэтано.
- И не наступай мне на ноги, сказано - не отрывать носок от пола, вот и не отрывай!
- Пойдёмте, поможем им, - кивнула на них Элоиза. - Они же съедят друг друга!
- Вы уверены, сердце моё? - сощурился Себастьен.
- Если вам не слишком нужен ваш второй заместитель - то пусть их, в Кьяре я уверена.
- А вы полагаете, ему что-то угрожает? - рассмеялся он. - Хорошо, командуйте.
Они подошли к паре и Элоиза скомандовала:
- Монсеньор, становитесь в пару с Кьярой и ведите её. Дон Гаэтано, идите сюда.
Кьяра испуганно пискнула, но не возражала - закрыла рот, опустила глаза и тихо подошла к Себастьену. Неуверенно поклонилась. Дальше о ней можно было не беспокоиться.
Взгляд Гаэтано выражал очень разные эмоции - от восторга до, гм, некоторого легкого испуга. Но он подошёл, прилично поклонился и встал в пару.
- Вы начинаете с левой ноги. В диагональ, поверх моей правой. Вы никогда не танцевали вальс?
- Нет, донна Элоиза, никогда. Но был самонадеян и думал, что это легко.
- Это и вправду не слишком сложно. Обходите меня, а я проворачиваюсь на месте. Теперь я обхожу вас, а вы проворачиваетесь на месте. Давайте попробуем попасть в музыку.
Музыку он слышал, и это было уже полдела. И телом своим владел, хотя и не понимал пока, что с ним делать именно в этой ситуации.
- И что нужно сделать, чтобы, ну, не думать о каждом шаге? Чтобы как монсеньор?
- Это же чисто физический навык. Много раз повторить - и всё будет. Как мне говорил один из моих преподавателей - поговорим через пять километров.
- Пять километров, говорите… - в глазах у Гаэтано что-то зажглось.
- Или десять. У всех по-разному, - подмигнула Элоиза.
- Спасибо вам, я кое-что понял, - улыбнулся Гаэтано, когда музыка закончилась.
Провернул её под рукой и поклонился. Уже кое-что, хотя с неумелой дамой ему будет сложнее, конечно. Но пусть сначала со своими ногами разберётся.
После Гаэтано в паре с Элоизой оказался Марко - он трепетал, и пальцы его дрожали. Пришлось успокоить его и вести. Следующим был Лукиано из отдела по связям с общественностью, потом Ланцо, а потом музыка снова закончилась, и маэстро Фаустино объявил финальный вальс.
- Извините, Элоиза, мой запас благотворительности на сегодня иссяк, сейчас я желаю танцевать с вами и только с вами, - Себастьен взял её за руку и вывел в круг.
Вальс начинался неспешно, и как же хорошо было оказаться с партнёром, который слышал это, с которым получалось двигаться хоть быстро, хоть медленно, как надо, так, как диктует музыка, которого не нужно вести, потому что он сам отлично ведет, в любую сторону и в любом направлении. Отключить голову. Здесь и сейчас только он, ты и музыка. И этого достаточно.
- Спасибо вам, монсеньор, и вам, сударыня, тоже! Я ведь могу надеяться на ваше участие дальше? - строго спросил маэстро Фаустино.
- Это возможно, - кивнул Себастьен.
- Отлично, - кивнул маэстро и громко прокричал остальным: - Всем спасибо! Жду всех в среду, здесь же в это же время!
- Идёмте, монсеньор.
- К вам?
- Да, ко мне. Вечер, который начался с вальса, должен завершиться не хуже.

* * *

- Донна Элоиза, скажите, что я делаю не так. Я же вижу - вроде хожу как надо, но что-то не то.
Гаэтано хмурился. Мало того, что он заварил всю эту кашу с танцами три раза в неделю - в среду, пятницу и воскресенье - так ещё и добавил для желающих возможность практиковаться без маэстро Фаустино под музыку по понедельникам. По нему прогресс был заметен очень хорошо.
- Дон Гаэтано, не то у вас потому, что вы слишком увлечены собственными ногами. Сейчас не вы меня ведёте, а я вас веду. Понимаете, о чём я?
- Не очень, честно сказать.
- Давайте выйдем наружу, - она вывела его в коридор, где в тот момент никого не было. - Сейчас я возьму вас, как даму, и проверну. Вот так, понимаете? - она взяла его, как даму, положила руку ему на талию и довернула на четверть оборота этой рукой.
Как давно она не делала ничего подобного, оказывается.
- Ой. Неожиданно, - рассмеялся он. - А ведь я понимаю. Вы позволите попробовать с вами?
- Пробуйте.
- Вот так? - и вправду, он довольно прилично стал её доворачивать. - Так это легко! И, не стану скрывать, приятно. Благодарю вас.
- Попробуйте провернуть ещё какую-нибудь даму. У вас получится, я уверена.

* * *

Не успел отзвучать первый такт вступления, как рядом с Элоизой образовался запыхавшийся Бернар Дюран. Он обычно не заглядывал на занятия, а тут вдруг появился.
- Элоиза, я хочу пригласить вас.
- С удовольствием, Бернар, - улыбнулась она, и оперлась ребром ладони на его плечо.
- Да-да, пока вас не перехватили никакие мальчишки, - фыркнул он.
- Желаете пройти круг-другой с дамой, которая ходит своими ногами? - подняла она бровь.
- И это тоже, - кивнул он и закружил её с неистовой силой.
Умные люди любые свои качества превращают в достоинства, и Бернар был как раз из таких. Его немалые габариты внушали уважение, но он отлично с ними управлялся. Более того, он понимал, что тяжёлое тело обладает большой инерцией, и далее оставалось только запустить это тело по правильной траектории. Элоиза добавила от себя некоторый противовес… и их пара полетела по паркету, как хорошее пушечное ядро. Нет, это совсем не похоже на вальс с Себастьеном, но так тоже здорово.
Они неслись по залу и смеялись. Менее поворотливые пары разбегались от них в разные стороны.
Вальс завершился, они церемонно поклонились друг другу и снова расхохотались.
- Бернар, с вами приятно не только работать, - заключила Элоиза.

* * *

Когда все постоянные участники проекта научились худо-бедно проворачиваться в вальсе и при этом держаться нужной траектории - маэстро Фаустино затеял разучивать вальсы с фигурами. Сначала Элоиза недоумевала - зачем схема, они же не выступать собрались? Но выяснилось, что очень часто схема подразумевает короткую последовательность, а затем смену партнёра и повторение всего в новой паре - и оказалось, что это даже весело. Набор фигур, встречавшихся в разных сочетаниях от танца к танцу, был конечным, она его быстро выучила, Себастьен, кажется, тоже, да и другим умелым тоже оказалось совсем несложно. Те, кто начал недавно, судорожно придумывали, как лучше запоминать последовательность движений и задавались вечным вопросом, как отличить один танец от другого.
- Донна Элоиза, скажите, что вы думаете о программе нашего мероприятия? - спросил её как-то маэстро Фаустино. Он уже выяснил, кем ей приходится Жан де Шатийон, о рождественских балах которого маэстро был наслышан. - Мне кажется, что нужно добавить что-нибудь ещё, но мазурка в нашем случае исключена, а на любую кадриль мы потратим слишком много времени.
- Так контрдансы же. Мы, помнится, в юности учили какие-то, - ответила Элоиза. - Мы становились парами в колонну, рассчитывались на первые, вторые и третьи, и некоторым образом взаимодействовали.
- Точно, контрдансы. Отличная идея, спасибо!
Так в программе появились контрдансы. Они тоже представляли собой конструктор из ограниченного количества фигур и исполнялись на простых шагах, в отличие от того, что помнилось Элоизе. Впрочем, на простых шагах это тоже было весело.
А потом маэстро оглядел участников проекта, нахмурился, что-то решил внутри себя и добавил польку в обороте. Показал шаг. Построил всех в круг и подиктовал «шаг-приставили-шаг-повернулись». А потом позвал Элоизу, чтобы с ней в паре показать, как это должно выглядеть.
Получил море аплодисментов и восторженных воплей, и такое же море недоверия - нет, мы этого не сделаем, потому что не сделаем никогда.
И тогда маэстро построил всех в пары и заставил ходить это самое «шаг-приставили-шаг-поворот». Ну а поскольку проворачиваться в паре все уже более-менее умели, то довольно быстро поняли и завертелись. Некоторое время выходить на паркет было страшновато - пары носились и скакали, периодически врезаясь друг в друга. Маэстро подумал и стал ограничивать количество танцующих пар в единицу времени - пока не научатся взаимодействовать с соседями.

* * *

- Скажите мне на милость, господин Гвидо, что вы хотите найти на полу? Там ничего нет, уверяю вас.
- Маэстро, там мои ноги, - пожал плечами Гвидо.
- На них выросли когти? Или вам жмут ботинки? - строго вопросил маэстро Фаустино, а Гвидо тем временем был готов сквозь землю провалиться.
- Нет, маэстро, ничего из названного вами не случилось.
- И то хорошо! Поднимите уже голову и посмотрите на свою даму, иначе она скоро сбежит от вас! Потому что уже соскучилась! Она не с тренажёром танцует, а с кавалером! И вы, господин Адриано!
- Но маэстро… - попробовал возразить Адриано.
- Ничего не желаю слушать! Вы можете поднять ногу и не смотреть на неё при этом, а уж двигать ею по полу - тем более, понятно? Дамы, вас это тоже касается! Госпожа Лаура, выше нос! Госпожа Летиция, кому вы кланяетесь? Своим туфелькам? Ну и танцуйте с ними! А если хотите танцевать с партнёром – поднимите глаза с полу! Четыре такта в открытой паре по ходу танца, четыре такта в обороте, пять-шесть-семь-начали!
Не то жара на улице, не то конец недели - была пятница, не то ещё какие неизвестные обстоятельства владели умами, ногами и корпусами, но танцевать сегодня было трудно. Ноги поднимались плохо, спины не держались, руки сворачивались и упирались локтями в талии. Элоизе хотелось спать. Нет, она понимала, что делает маэстро и чего он хочет добиться, но сто первое упражнение добило и её. Она потихоньку зевала.
- Дамы и господа, повторяю – три шага! Три! А вовсе не один и потом запнулись, как вы мне тут делаете! Госпожа Лена, дамы начинают с внешней ноги, в вашем случае это правая! Если вы её не отличаете, привяжите к ней бантик! Раз-два-три, раз-два-три, закрылись, два, три, раз-два-три, провернули даму, стоп! Кавалеры переходят в следующую пару по ходу танца!
Маэстро Фаустино ещё немного подиктовал упражнения, а потом взмахнул руками и возопил:
- Нет, я так больше не могу. Мне кажется, что меня сегодня никто не слышит! Перерыв! Госпожа Элоиза, может быть, вы сможете объяснить хотя бы дамам, куда им следует смотреть в танце? У меня закончились слова!
- А куда смотреть? - фыркнула Лаура Форназари. - На Октавио? Что я в нём не видела?
- Не хочешь смотреть - не танцуй, - подмигнула Кьяра. - Донна Эла, а правда, куда смотреть?
- На партнёра. Но не то, чтобы пять минут не сводить с него глаз - если нет к тому особого повода, конечно, - усмехнулась Элоиза. - Если такой повод есть, то вопроса «куда смотреть» не возникает. Можешь попробовать чередовать - на партнёра, на соседние пары, на зрителей.
- А они на меня не смотрят! Сильвио всё время бормочет себе под нос «шаг-обошли-приставили-шаг-закрест-поворот»! - скривилась Агата Леончини. - Хорошо ещё, если повезёт попасть в пару с кем-нибудь, кто умеет, или не умеет танцевать, но хотя бы умеет общаться!
- Поймайте взгляд. Подмигните, улыбнитесь. Если совсем весь в ногах - скажите что-нибудь, пусть посмотрит на вас, - взглянула на неё Элоиза.
- Меня никогда не приглашают те, кто умеет, - пробурчала Летиция Кальвано. – И вообще почти не приглашают, только если я осталась последняя в мире, а вокруг уже все в парах!
- Чтобы вас приглашали, вас должно быть заметно. Знаете, есть такое умение у иных дам - быть незаметными. Даже если они стоят посреди бальной залы. Вы часто просто так разговариваете с теми, с кем хотите танцевать?
- В смысле - просто так? - не поняла Летиция.
- Просто здороваетесь, прощаетесь, желаете доброго утра, спрашиваете, как дела?
- А зачем? - она действительно не понимала.
- Скажите, а какой интерес тогда с вами танцевать? С дамой, которая не желает общаться, и пока ещё не слишком уверенно танцует? Это не работа, и не поручение от начальства, это личная инициатива. Понимаете, кавалер должен захотеть вас пригласить.
Летиция смотрела хмуро, в её голове очень явственно шевелились непривычные мысли. Элоиза не знала, какова она на работе, но в танцевальном зале всегда была хмурой и смотрела исключительно себе под ноги. Ну или куда-то глубоко внутрь себя.
- Не знаешь, о чём говорить - спроси про работу, - хихикнула Кьяра. - Вон Альдо пришёл, спроси его.
Альдо Аргентези работал вместе с Летицией в финансовом отделе. Он рассеянно кивнул всем дамам разом, подошёл к Ланцо и стал что-то ему озабоченно говорить.
- Да, начинать с понятных общих тем - это правильно, - кивнула Элоиза.
- Донна Элоиза, а что делать, чтобы тебя приглашали не как девушку, а как хорошего танцора? - хмыкнула Кьяра. - Я вроде кое-что могу, но не всегда работает. А я хочу, чтобы кавалерам нравилось танцевать со мной.
- С тобой должно быть легко. Ты должна ходить своими ногами, и вместе с тем - уметь подстроиться под шаг кавалера. Ты должна понимать, какую фигуру он хочет сделать - их не так много, это можно понять. Если это вальс - доворачивайся сама, чтобы он не тратил на это силы, тогда сразу же возрастёт и скорость, и взаимопонимание в паре. Если это полька - лети, крутись, лови его взгляд, когда он проворачивает тебя под рукой. Радуйся тому, что танцуешь - здесь, сейчас и с ним. Такого невозможно не заметить, правда.
Кьяра смотрела во все глаза и молчала. Переваривала информацию.
Маэстро Фаустино вытер пот со лба, вскочил со стула, захлопал в ладоши, призывая всех возвращаться в круг, и объявил следующий танец.
Tags: dance, existence, rs, text-only, тексты
Subscribe

  • Первое января

    Мышь Паулина и её бабушка Гертруда поздравляют всех с наступившим Новым годом! Ёлка у нас в этот раз немного более компактная, чем обычно. Но…

  • О нашем возвращении и о квесте по Риму

    Мы вернулись в прошлый вторник рано утром, скоро уже неделя. Умудрились попасть как раз в первый серьёзный снег :) Как я и предполагала, осени нам…

  • Микро-отпуск: Иркутск-Чита-Иркутск на выходные

    Обещала - выполняю :) Рассказываю, как мы съездили под Читу на фестиваль "Родная земля". Тема этого фестиваля возникла где-то полтора месяца…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments

  • Первое января

    Мышь Паулина и её бабушка Гертруда поздравляют всех с наступившим Новым годом! Ёлка у нас в этот раз немного более компактная, чем обычно. Но…

  • О нашем возвращении и о квесте по Риму

    Мы вернулись в прошлый вторник рано утром, скоро уже неделя. Умудрились попасть как раз в первый серьёзный снег :) Как я и предполагала, осени нам…

  • Микро-отпуск: Иркутск-Чита-Иркутск на выходные

    Обещала - выполняю :) Рассказываю, как мы съездили под Читу на фестиваль "Родная земля". Тема этого фестиваля возникла где-то полтора месяца…